Родина Вольфганга Амадея Моцарта, бережно хранимая его землякам

Солёный городок 

Зальц (Salz) по-немецки – соль. В средние века это был, как бы мы сегодня сказали, «товар повышенного спроса», потому что холодильники ещё не изобрели, и продукты приходилось сохранять именно путем засаливания. То есть, по сути, соль была валютой, и те города, где находились залежи NaCl, с одной стороны, процветали, а с другой – постоянно подвергались атакам «соляных лишенцев», обитателей тех краёв, где соли отродясь не залегало. 

Поэтому первое, что вы увидите ещё за несколько километров до въезда в город – это крепость Хоэнзальцбург, построенная аж в XI веке на вершине высокой скалы и неоднократно служившая укрытием для горожан во время нападений соседей-завистников: 

 

Обволакивающая среда 

Именно! В Зальцбурге среда не окружающая, а обволакивающая – теплом и уютом. Одним словом, сплошной позитив. От стоянки, на которую прибывают туристические автобусы, они идут через прелестную зеленую галерею с перевитыми плющом сводами и попадают прямиком в красивейший сад Мирабель, разбитый перед дворцовым ансамблем. 

Город-герцогство расположен в мистическом месте, которое буквально притягивает к себе дожди. Вот снимок фонтана, в котором главное – не фонтан, а рисунок на небе, иллюстрирующий предыдущее предложение – узко локальный дождь в разгар чудесного солнечного дня: 

 
Сзади, слева и справа от фотографа – солнечный день. А впереди – узко локальная гроза. Город мистическим образом притягивает к себе дожди. 

За полдня пребывания в Зальцбурге нам раз 7-8 приходилось раскрывать зонты, что, к слову, ничуть не испортило настроения, а лишь, наоборот, придало пикантности и незабываемости этому славному городку. 

Именно городку, ибо некогда великое герцогство Salzburg, по нынешним меркам – заштатный райцентр всего-то со 142-мя тысячами жителей. Но, боже, насколько же он обаятелен! Тот Моцарт, образ которого сложился лично в моём сознании, мог родиться только здесь, и нигде ещё. 

Ретроспектива 

В 1791 году, когда Моцарт был уже безнадёжно болен*, к нему вдруг явился таинственный незнакомец и заказал реквием. Это был управляющий некоего графа, который собирался таким образом почтить память умершей графини, намереваясь (вот же негодяй!) выдать реквием за собственное произведение. Моцарт же, уверенный, что сочиняет реквием для себя, лихорадочно работал над партитурой, пока силы не оставили его окончательно. 
______________ 
* Никакой Сальери Моцарта ядом не травил, причиной смерти стали… свиные отбивные, точнее – глисты, приведшие к тяжелейшей форме трихинеллеза, который в ту пору лечить не умели. 

В конце ноября Моцарт слёг, в ночь с 4 на 5 декабря впал в бредовое состояние, в полусознательном состоянии воображая себя играющим на литаврах в Dies irae из собственного (так и не законченного) реквиема. Потом отвернулся к стене и перестал дышать. 

Любимая и верная до конца его дней жена Моцарта, Констанция, не имевшая никаких средств (на закате жизни семья впала фактически в нищету) была слишком слаба, чтобы сопровождать тело мужа в далёкий путь на кладбище св. Марка, где его… посыпали известью и закопали в братской могиле вместе с ещё шестью нищими. Место захоронения вскоре безнадежно забылось. Вольфганг Амадей прожил на свете всего 35 лет. 

Что ж, sic transit gloria mundi… 

Левый берег Солёной реки 

Город расположен по обе стороны реки Зальцах (Salzach), причём Старый город полностью лежит на левом её берегу. На правом есть несколько достопримечательностей, включая виллу Стефана Цвейга. Но самое интересное и колоритное – конечно же, слева. 

По горбатенькому мосту мы пересечём солёную (в буквальном смысле слова) речушку, после чего окунёмся в совершенно архаичную атмосферу. Поверьте, если бы не современные одёжки туристов всех стран и народов, то совершенно не составило бы труда ощутить себя в XVII–XVIII веке – настолько трепетно зальцбуржцы хранят свою историю: 

 

Дело дошло до того, что даже всемогущего МакДональдса местный магистрат обязал изготовить и вывесить свою фирменную букву «М» в формате улицы Getreidegasse, в доме №9 на которой, кстати, и расположен музей-квартира Моцарта: 

 

Лавочка на лавочке (не в смысле «скамейки», а в смысле «магазинчики»), кабачок на кабачке (не в смысле «овощ», а в смысле «кафешка»), почти у каждого – или терраска под тентом, или же столики, вынесенные прямо на тротуары: 

 
Каждый магазинчик здесь оформляют с душой и ну о-о-очень большим старанием. 

И напоследок… 

…об одном курьёзном строении в центре Старого бурга. Здесь стоит один из самых узких в мире домов (самый-самый узкий находится в Лондоне, а ещё один «рекордсмен» – в Амстердаме, впрочем, разница составляет ± 10 см). История его такова. 

Средневековые торговцы ничем не отличались от современных бизнесменов в стремлении любыми путями уйти от налогов. Ну, а поскольку торговые места в центре города всегда обходятся на порядок дороже, чем на окраинах, то хитромудрые зальцбуржцы в налоговых декларациях постоянно занижали ширину фасадов своих торгово-сервисных заведений. Тогда не менее хитромудрые магистры, заседавшие в ратуше, придумали гениальный ход: они санкционировали постройку вот этого нелепого дома с фасадом шириной примерно 1,5 метра, вписав его в свободную щель между соседними зданиями. Это был очень сильный символический месседж: мол, если вы не прекратите жульничать, то мы заставим вас привести ширины фасадов к тем, которые вы указываете в своих налоговых отчётах. И знаете, помогло – жульничество конкретно с фасадами прекратилось (мало ли в декларации других пунктов, где можно чего-то занизить или утаить :) 

 
Один из самых узких домов в Европе.